Закрыть

Если вы знаете раздел, номер журнала, название статьи, Вы можете воспользоваться расширенным поиском:

Найти
Искать в разделах сайта:

* Имя на сайте

* Логин

* Пароль

* E-Mail

* Фамилия

* Имя

* Отчество

Дата рождения

Контактный телефон

Факс

Компания

Город

Период действия акаунта

Введите код с картинки


Наш телефон: (812) 449-30-33

Адрес редакции: 194356, Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д.70, лит. А, пом. 9-Н

Текущий опрос

Необходимо ли на законодательном уровне установить ограничения по числу саморегулируемых организаций в каждом конкретном сегменте рынка?

Голосовать


























Без флеша

Николай Кутьин: «Саморегулирование – серьезный и надежный партнер государства»


2015-12-18 11:23:00

Системе саморегулирования в строительной отрасли России исполнилось шесть лет, и за эти годы она доказала свою важность и жизнеспособность. Причем доказала столь успешно, что последнее время саморегулируемым организациям стараются расширить зону их ответственности. Однако СРО – это только организационная форма допуска строителей на рынок, и конечными бенефициарами любых законов всегда будут строитель и потребитель строительной продукции.

О том, как живется сейчас российским строителям, как развивается система саморегулирования, и почему отраслевые проблемы по-прежнему решаются с трудом, в интервью Агентству новостей «Строительный бизнес» рассказал президент НОСТРОЙ Николай Кутьин.

- Николай Георгиевич, сейчас, в эти экономически сложные времена, как себя чувствует строительная отрасль? Есть ли опасность появления долгостроев, недостроев и сорванных объектов?

- Не думаю, что у нас появится много недостроев, потому что строительная отрасль работает достаточно стабильно, объекты строятся и сдаются, возводится новое жилье, строятся дороги, открываются предприятия стройиндустрии. Хотя, конечно, трудности у строителей есть, в том числе и из-за сокращения финансирования строек. Ситуация на строительном рынке сейчас неустойчивая, по большей части, из-за того, что строитель не уверен, будет ли заказчик добросовестно, своевременно и в полном объеме платить за заказанное.

Конечно, в этой ситуации строителям очень важно знать, какие из государственных программ будут поддержаны финансами. Если бюджет сокращен – хотелось бы понимать, какие именно стройки в нем остались, чтобы строители рассчитали, сколько понадобится рабочих, техники, стройматериалов и так далее. А мы сегодня пытаемся удерживать строительные компании в режиме ожидания. Но долго платить зарплату сотрудникам, не понимая, откуда ты возьмешь деньги, невозможно. Вот поэтому очень важна позиция государства в этом вопросе.

- Может быть, ответ будет дан на заседании Госсовета в марте 2016 года, который, как планируется, будет посвящен строительству?

- Да, это заседание Госсовета нам очень важно и очень нужно. Именно на заседании Госсовета могла бы быть озвучена государственная политика в области строительства и, что самое важное, состоялось бы ее обсуждение напрямую с президентом и губернаторами. Я хочу подчеркнуть важность обсуждения госполитики именно с губернаторами, поскольку это власть на местах, которая больше всего влияет на строительный комплекс. Когда мы говорим об административных барьерах, — это же практически «местное» творчество. У нас в каждом регионе свои правила ведения работ, из-за чего цены на один и тот же объект отличаются чуть ли не в два раза. Много вопросов, от которых зависит стройка, находится в прямом ведении губернаторов, которые к Госсовету должны будут отчитаться о своих программах и планах. Территориальное планирование должно быть не за строителем, а за губернатором, это они должны объявлять, сколько и где будет построено жилья, дорог, школ, и приглашать застройщиков.

Госсовет может дать ответ и инвесторам: стоит ли вкладывать деньги в строительный комплекс. Мы все работаем на рынке, и инвесторам интересны только те проекты, которые в будущем смогут принести доход. Поэтому нам нужен разговор о программах, которые успокоят рынок и инвесторов. Кроме того, после заседания Госсовета президент страны даст конкретные поручения, которые нельзя будет не выполнить или выполнить кое-как. Поэтому мы очень ждем Госсовет и будем активно к нему готовиться.

- На заседании Госсовета Минстрой России собирался представить и Стратегию инновационного развития строительной отрасли. Однако сейчас она только-только обретает черты подобного документа…

- Что касается Стратегии, то я помню, какие раньше это были глобальные, подкрепленные цифрами документы, в них излагалась суть развития всех смежных отраслей. Последняя такая стратегия была утверждена еще в СССР. Помните: каждой советской семье — по отдельной квартире к 2000 году? И там расписывалось, сколько домостроительных комбинатов нужно построить, сколько рабочих мест обеспечить, на каких территориях возводить жилье, сколько линий электропередачи нужно протянуть и так далее. Вот это – стратегия, и все ответственные ведомства понимают свои задачи и отвечают за свою работу.

Сегодня Стратегия развития строительной отрасли создается совсем по-другому, я пока не увидел увязки ее положений с другими аналогичными документами. А ведь под эту Стратегию вузы должны подготовить специалистов, производители стройиндустрии организовать выпуск продукции, нужно связать газовиков, энергетиков, дорожников и так далее. Например, мы понимаем, сколько заводов и по производству каких материалов нам нужно иметь, чтобы построить необходимое жильё? Сколько нужно полезных ископаемых – распространенных и редких? И сколько потребуется карьерной техники и самосвалов определенной грузоподъемности для того, чтобы их добыть и перевезти? Сколько и каких кадров для этого понадобится? Все это нужно подсчитать, увязать, и тогда это будет Стратегия.

- Какую проблему Вы считаете самой важной и тяжелой для строительной отрасли?

- Самая тяжелая проблема – этот отсутствие квалифицированного заказчика. «Единый технический заказчик» так и не создан, хотя идея создания ЕТЗ обсуждается с декабря 2014 года, — ее впервые обнародовал Президент России Владимир Владимирович Путин в Послании Федеральному собранию.

Мы все заинтересованы в нормальном техническом заказчике, с которым можно вести диалог, который гарантированно заплатит деньги за строительство. Отсутствие его – это дальнейший нарастающий хаос. Структуру нужно создавать немедленно. У нас огромные деньги осваиваются в стройке при заказчике, который не понимает, что он заказывает, и не контролирует строительство, хотя это его прямая обязанность. Но для этого заказчик должен быть квалифицированным. Нельзя от директора школы требовать, чтобы он разбирался в стройке, он не может принять работу — это должны делать профессионалы.

Поэтому Единый технический заказчик для всех бюджетных проектов, которые приходят в строительство, просто необходим.

- Единого технического заказчика пока нет, зато у нас один за другим появляются законы, которые ставят тех же застройщиков практически на грань разорения…

-  Вы говорите о фактической приостановке страхования договоров долевого участия? Да, это остановило строительство жилья, по крайней мере, на несколько месяцев. Мы в НОСТРОЙ получили десятки писем от строителей и подготовили справку для председателя Государственной Думы Сергея Нарышкина, где очень подробно расписали, что происходит с жилищным строительством из-за ужесточения требований к страхованию договоров долевого участия. Практически во всех федеральных округах нам сообщили о падении объемов нового строительства.

Намерения у авторов закона, конечно, были самые благие – защитить обманутых дольщиков. Однако если раньше страховая ставка составляла 0,5 %, то теперь она будет 2,3 %, и застройщик наверняка переложит эти расходы на конечного покупателя. Представляете реакцию человека, который взял ипотечный кредит, заключил договор долевого участия, ежемесячно выплачивает взнос, а ему из-за изменения закона предлагают доплатить еще от 200 до 600 тысяч рублей? Кто-нибудь посчитал все эти издержки?

Давайте вернемся к истокам всего этого процесса и зададим вопрос: зачем все эти новые регулирующие механизмы, которые ведут к снижению конкуренции на рынке и повышению стоимости жилья? Интересный момент: у нас сейчас всего 5 % обманутых дольщиков, и вместо того чтобы включить государственные механизмы по контролю над застройщиками, у нас опять пытаются спасать стройку за счет людей. Ведь изначальная проблема была в недобросовестных людях, которые воровали чужие деньги. Проблема обманутых дольщиков уголовная, а не строительная! Воров нужно осудить и наказать, а за застройщиками должны следить специально созданные государственные органы – стройнадзор, финансовый надзор и так далее.

На самом деле проблема обманутых дольщиков в масштабах страны была решена тогда, когда ввели регистрацию договоров долевого участия, и схема прекрасно работала. Например, за пять лет после введения этой системы в Нижнем Новгороде не появилось ни одного обманутого дольщика, на рынке работают все те же застройщики. Новая проблема возникла, когда с января 2014 года ввели требование по страхованию ответственности застройщика. То есть на совершенно пустом месте была придумана некая новая модель страхования ответственности, и это тут же повлекло за собой удорожание рынка.

Российское общество взаимного страхования, созданное в рамках этого закона, было уверено, что сможет почти полностью закрыть этот рынок, но появились шустрые компании, которые начали продавать страховки. И поэтому теперь Центральный банк ужесточил требования к страховым компаниям. В результате на рынке остались несколько страховщиков и Общество взаимного страхования, но никто не оценил последствий таких действий. А они появились – в виде остановки строительства жилья. Так почему строители должны отвечать за регулирование рынка страховых компаний, которое проводит ЦБ?

Мы обеспокоены таким положением дел, даем предложения, но нужно просто вернуться назад, потому что сейчас создаются новые барьеры, которые приводят только к одному – удорожанию жилья для конечного потребителя.

- Если говорить о законах, которые осложняют жизнь строителям, стоит вспомнить еще один проект, который вводит для строительных компаний — членов СРО, по сути, второй взнос в компфонд СРО, из которого будут оплачиваться последствия срыва сроков выполнения госзаказа. По-моему, это из той же серии – спаси себя сам…

- Действительно, ситуация с выполнением в срок госзаказов очень сложная и, конечно же, за срыв сроков должен кто-то отвечать. Сейчас разработчики закона пытаются возложить эту ответственность на саморегулируемые организации, которые уже имеют обязанность компенсировать ущерб третьим лицам. Теперь им предлагают отвечать рублем за срыв сроков строительства.

Может быть, это и правильно – повышение ответственности СРО, и мы готовы всерьез это рассматривать, но тогда СРО должны участвовать в процессе госзакупки как равноправный партнер, высказывать свое мнение о выборе подрядчика, а потом и сопровождать процесс самой стройки.

Но, если мы повышаем роль СРО до такого уровня, возникает сомнение в дальнейшей необходимости государственного строительного надзора. Потому что если на стройке будут появляться и СРО, и стройнадзор, которые будут следить за одним и тем же, зачем нам надзор? Если СРО начинает выполнять государственную функцию – кто за это будет платить? Опять строитель? Я вижу в этом очередную попытку снять ответственность с должностных лиц и переложить ее на строителей за их же собственные деньги.

Никто не спорит – строить надо вовремя, качественно и за установленную цену, но достигаться это должно другими механизмами. Мы проводили анализ некачественных и сорванных по срокам объектов и выяснили, что срыв сроков строительства – это далеко не всегда вина строителей (ведь не строители отвечают за затягивание с передачей земли под строительство, с выдачей порубочных билетов, разрешений на строительство, с подключением к сетям, с вводом в эксплуатацию и так далее). А по качеству множество претензий предъявляется к малоэтажному строительству, которое не регулируется СРО.

Вот более реальная картина того, что происходит в отрасли. Вместо того чтобы повышать ответственность и координировать деятельность заказчика, энергоснабжающих компаний, водоканалов, надзорных и контролирующих органов, местных органов власти, делается попытка упростить ситуацию, сконцентрировав все внимание на финансовых компенсационных инструментах, создавая новые финансовые нагрузки на членов СРО, а в итоге на потребителя, который заплатит за все эти эксперименты.

Давайте опять вернемся к истокам и поймем, в чем проблемы. А проблемы опять же в некачественном заказчике, который сам не знает, чего хочет. Он часто выставляет на рынок контракт, на который нет ни полноценных изысканий, ни законченной и прошедшей экспертизу проектной документации, ни сметы строительства, понуждает строителя выходить на площадку и начинать работать. И если сроки строительства срываются из-за того, что чиновник не оформил вовремя передачу земельного участка, но при этом спокойно наблюдал за строительством, почему он на равных не отвечает этот за срыв? Почему и за это должен отвечать строитель, причем деньгами?

Градостроительный кодекс существует не только для строителей, он написан для всех участников строительства, и заказчик должен изучить кодекс и выполнять все, что там написано. Все забывают, что за стройку отвечает не только подрядчик, но и государственные контролирующие органы, которые специально для этого созданы. И если при наличии заказчика, строительного надзора и строительного контроля получается недостроенный или ненадлежаще построенный объект, то кто в этом виноват? Ответ простой: все, кто был причастен. И, как правильно говорит президент России, ответственность должна быть персональной!

- НОСТРОЙ будет стараться изменить этот законопроект?

- Конечно, мы будем разрабатывать и активно отстаивать свои предложения, потому что последствия ряда законодательных инициатив могут оказаться трагичными. Мы стараемся реагировать на все изменения законов, Экспертный совет НОСТРОЙ просто перегружен работой – мы не оставляем без рассмотрения ни один документ, готовим и направляем заключения по всем законопроектам. И вроде бы нас слышат, но постоянно возникают новые «интересные» инициативы, которые отнимают уйму времени и сил.

Мы все время возвращаемся к одному: саморегулирование в свое время создавалось, чтобы сами строители имели возможность оценивать потенциал своих коллег по выполнению строительных работ и выдавать соответствующие допуски, создавать добровольные стандарты, а также возмещать ущерб третьим лицам, причиненный действиями строителей. Все остальное – это уже привнесенные обязанности, некоторые из них приемлемы, некоторые необходимы на новом этапе развития, а некоторые – нет.

- На заседании Совета НОСТРОЙ в октябре этого года Вы уверенно заявили, что саморегулирование прошло точку невозврата, отменять его уже никто не хочет. Это объективная оценка ситуации или эмоциональный порыв?

- Да, саморегулирование в строительстве действительно состоялось, и представители органов власти приняли тот факт, что оно существует. И даже попытки возложить на нас дополнительную финансовую ответственность являются еще одним подтверждением того, что саморегулирование в строительстве есть, и мы – серьезный и надежный партнер государства. Главная цель профессионального саморегулирования как одного из институтов гражданского общества XXI века – это мощная, неделимая, богатая и уважаемая Россия. А для этого у нас есть главный потенциал – профессионалы!

 

Источник: АНБС

Без флеша