Закрыть

Если вы знаете раздел, номер журнала, название статьи, Вы можете воспользоваться расширенным поиском:

Найти
Искать в разделах сайта:

* Имя на сайте

* Логин

* Пароль

* E-Mail

* Фамилия

* Имя

* Отчество

Дата рождения

Контактный телефон

Факс

Компания

Город

Период действия акаунта

Введите код с картинки


Наш телефон: (812) 449-30-33

Адрес редакции: 194356, Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д.70, лит. А, пом. 9-Н

Текущий опрос

Необходимо ли на законодательном уровне установить ограничения по числу саморегулируемых организаций в каждом конкретном сегменте рынка?

Голосовать


























Без флеша

Журнал "Саморегулирование & Бизнес" СРО оценщиков


2010-05-30 00:00:00

Ролевые игры государства и СРО

Как правило, все существующие проблемы саморегулирования рассматриваются в отраслевом либо профессиональном разрезе. Однако все чаще участники СРО из самых разнообразных отраслей и сфер деятельности находят для обсуждения не только общие площадки, но и общие темы.

И главные из них – способность саморегулируемых организаций эффективно функционировать в рамках отведенного правового поля, обеспечивать высокое качество услуг и достаточную меру финансовой ответственности перед потребителями, снижать уровень коррупции в соответствующей сфере деятельности.

Нас кто-нибудь слышит?..

Актуальным проблемам и вопросам совершенствования института саморегулирования в России была посвящена конференция «Саморегулируемые организации в России: организационная структура, принципы функционирования, эффективность», состоявшаяся 30 марта под эгидой Ассоциации менеджеров.

Участники дискуссии прежде всего обратили внимание, что недостаточность внятного диалога между властью и представителями профессиональных и предпринимательских сообществ без преувеличения является своеобразным родовым грехом выстраиваемой сегодня системы саморегулирования. И такая ситуация во многом обусловлена разницей в идеологических подходах с обеих сторон. Государство, освобождая бизнес от избыточного администрирования, нередко считает это достаточным основанием для эффективной и самостоятельной работы экономической системы. Однако для предпринимательского сообщества нужны прозрачные и предсказуемые правила осуществления рыночной деятельности, а они при переходе к саморегулированию, как правило, становятся все более размытыми, неясными.

Кроме того, саморегулирование в России в целом нельзя назвать эволюционным процессом. Как известно, в развитых странах оно и государственное регулирование длительный период осуществлялись параллельно, взаимно дополняя и обогащая друг друга. Шло практическое накопление несоответствий оказываемых услуг требованиям потребителей, вырабатывалась и формировалась система ответственности предпринимательских сообществ. Этот опыт вылился в хорошо отработанные механизмы и инструменты, закрепленные в международных стандартах, правилах поведения и разрешения споров, не требующих введения специального закона о саморегулировании.

В России при объективной потенциальной потребности бизнеса в саморегулировании инициатива непосредственного формирования этого общественного института все-таки в известном смысле была спущена сверху. И при этом, как это ни парадоксально, его зачастую пытаются подменить усилением государственного регулирования. В связи с этим актуальной становится задача законодательного установления соотношения между госрегулированием и контролем за определенными сферами профессиональной деятельности. При этом определение границ между государственным надзором и общественным контролем не должно привести к двойному регулированию.
«Основная проблема развития саморегулирования бизнеса в России – отсутствие взаимодействия СРО и государства. Разрабатывая и принимая законодательные акты, регулирующие деятельность таких организаций, государство не консультируется с ними и, как следствие, не учитывает их мнения, – считает вице-президент НП «Аудиторская палата Санкт-Петербурга» Дмитрий Желтяков. – В результате СРО вынуждены работать по навязанным им правилам, не соответствующим их потребностям и реальным практикам работы».

На баррикадах нормотворчества

Отсутствие диалога между регулятором и СРО, по мнению экспертного сообщества, в первую очередь сказывается на состоянии нормативно-правовой базы. Так, по словам генерального директора НП «СМАО» Юлии Усовой, практика более чем двухлетнего периода применения закона «О саморегулируемых организациях» выявила целый ряд пробелов, которые затрудняют деятельность всех СРО независимо от их отраслевой принадлежности. «В частности, в законе недостаточно хорошо прописаны корпоративные процедуры для СРО, неполно регламентирован порядок осуществления контрольных процедур и применения дисциплинарных взысканий», – отмечает Ю. Усова.

За недолгие два с половиной года существования СРО субъектов оценочной деятельности известно уже как минимум два судебных прецедента об обжаловании различного рода корпоративных решений. В одном случае – решения коллегиального органа управления, в другом – итогов общего собрания. И это довольно ощутимо, если вспомнить, что было создано всего девять СРО оценщиков. Если же учесть, что в законе фактически не прописаны механизмы ликвидации или реорганизации СРО, то вопрос о четкости корпоративных процедур и, соответственно, легитимности принятия решений коллегиальными органами управления в случае возможного обжалования как со стороны членов СРО, так и со стороны контролирующих органов становится еще острее.

Участники дискуссии напомнили, как принимался закон об аудиторской деятельности. Несколько лет подряд утверждалось несколько различных редакций, некоторые из них обсуждались в профессиональной среде. При этом предпоследняя редакция при переносе из одного кабинета в другой была изменена и объявлена как вариант, согласованный с профессиональным сообществом. Закон был принят в первом чтении, и ожидалось, что он в этой же редакции будет дорабатываться и приниматься во втором. Но в течение декабря 2008 года закон был принят сразу во втором и третьем чтении уже в совершенно новой редакции. Что недопустимо с точки зрения законодательства. И никто с профессионалами по этому поводу не удосужился поговорить – ни в рамках Совета по аудиторской деятельности, ни даже на площадках открытых форумов. При этом такая позиция объяснялась тем, что сообщество аудиторов не выработало консолидированной точки зрения.

И хотя приведенный пример касается практики законодательной работы российских аудиторов, тем не менее такой механизм принятия решений, при котором профессиональные сообщества зачастую играют лишь номинальную роль, достаточно распространен.

В поисках субъектности

И все же действенный язык донесения мнения СРО и защиты профессиональных интересов существует. По мнению участников конференции, одним из важных инструментов построения гражданского общества, в том числе в среде профессиональных сообществ, должны стать судебные органы. Существующие законы так или иначе предусматривают возможность судебных обращений (в том числе и на действия регуляторов) со стороны СРО. В нынешней ситуации, когда судебные решения постепенно переходят из сферы римского права в прецедентное, начинает формироваться судебное решение, на которое активно обращает внимание Верховный суд и рекомендует использовать аргументацию по вынесенным решениям для принятия решений в подобных вопросах. Поэтому СРО необходимо начать активно формировать прецеденты, считают эксперты.

Однако, по мнению директора по отраслевым программам общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Юрия Егорова, в отсутствии продуктивного диалога не всегда виновато только государство. «Говорят, что государство не слышит СРО, что оно должно быть таким-то и таким-то. Если меня не слышат, я считаю виноватым себя. Новую субъектность СРО должны строить прежде всего мы сами. Нам надо учиться и конструктивно взаимодействовать с государством, быть ему полезными и одновременно учиться активно действовать в рамках своих функций, если надо, добиваться защиты интересов своих членов», – полагает он.

И здесь для СРО возникает серьезная задача по строительству субъектности. Она появляется не только тогда, когда обозначена в законе, но и когда признается другими субъектами, по аналогии с межгосударственными отношениями.
Защита своей профессиональной территории, функций, интересов своих членов и т. д.– это в первую очередь функции самого субъекта, а не государства. Закон предусматривает очень серьезные права для СРО, вплоть до участия в рассмотрении тех или иных законопроектов, и дело СРО – добиться, чтобы этот закон в полном объеме предоставили те органы, которые его разрабатывают. Либо сделать это через обращение в прокуратуру и суд.

Но одного психологического и идеологического настроя мало, нужны институциональные решения. Специалисты обращают внимание на то, что государство, окунув рынок в саморегулирование, не обозначило того ответственного органа, в ведении которого должно находиться нормативно-правовое регулирование в сфере саморегулирования и куда СРО могли бы обратиться со своими чаяниями и проблемами. «Когда мы готовим предложения о внесении изменений в законодательство, нам очень важно знать мнение коллег из других отраслей. Потому что если кто-нибудь сейчас инициирует и продвинет любое изменение в ФЗ № 315, оно коснется всех», – приводит пример представитель одной из СРО.

Некоторые эксперты полагают, что взаимодействие с государством может стать эффективным только в том случае, если участники СРО научатся говорить с ним на том языке, который воспринимает госсистема. Наряду с этим нужно внедрять в практику работы органов государственной власти некий обязательный порядок и процедуру согласования принятия решений с профессиональными организациями. Все решения должны быть названы, а процедура озвучена. К примеру, в Евросоюзе все государственные инстанции обязаны анонсировать предлагаемые изменения заранее.
И анонсируют они не просто путем публикации в какой-нибудь газете или даже на своем официальном сайте. Они напрямую обращаются во все соответствующие деловые организации, профессиональные ассоциации и просят их довести предлагаемые изменения до сведения всех своих членов.
И прежде чем переходят к финальным слушаниям, активно собирают мнения. В России же очень многие вещи стопорятся как раз на процедурных аспектах, потому что нет практики их использования.

Декларации против потребностей

По словам экспертов, нередки попытки, осуществляемые с привлечением «административных рычагов и ресурсов» различного уровня, заменить естественный процесс развития института СРО «снизу вверх» (от гражданина к общественной организации) формированием саморегулирования «сверху вниз». А это может привести к таким негативным последствиям, как регионализация процессов саморегулирования, ограничение конкуренции и монополизация профессиональных рынков.

При этом особое значение приобретает наличие асимметрии ответственности, наиболее зримо выраженное в распределении ответственности между участниками гос- и саморегулирования. «Передав свои функции СРО, государство переложило на них весь груз ответственности, предъявив при этом жесткие требования не только по вопросам допуска к профессии или предпринимательской деятельности, но и по выполнению широкого круга функций профессиональных регуляторов в своей области деятельности, вплоть до солидарной финансовой ответственности. При этом государственные регуляторы подобной ответственности не несут», – отмечает генеральный директор НП «Национальная лига субъектов оценочной деятельности» Валерий Бочаров.

Складывается достаточно антагонистичная ситуация, при которой государство предлагает такой сверхконсервативный инструмент, как компенсационный фонд, заточенный прежде всего под гарантированную сохранность средств, вкладывать в финансовые операции, по определению обремененные немалыми рисками. В результате в единое целое соединены два инструмента с различной идеологической настройкой – в одном случае это максимальное сохранение ресурсов, а в другом – получение прибыли.

По признанию подавляющего большинства участников СРО, неэффективность контроля за управлением компфондом является сегодня наиболее острым вопросом. При размещении и управлении средствами фонда возникает очень много вопросов, связанных с распределением рисков, учетом, отчетностью, налогообложением, процедурами смены управляющей компании и др. «Предусмотренный ФЗ № 315 порядок размещения средств компенсационного фонда не урегулирует всех условий взаимодействия с управляющими компаниями и специализированными депозитариями, в том числе их ответственность за уменьшение объема таких средств вследствие неэффективного управления», – говорит Ю. Усова.

Несмотря на то, что есть стандартные договоры с управляющими компаниями, как показывает практика, последние никакой ответственности за сокращение компенсационного фонда в результате управления практически не несут. По словам участников рынка, УК склоняют СРО к подписанию таких договоров, где у управляющих компаний нет совершенно никаких мер и степеней ответственности.

На все вопросы членов СРО о рисках и гарантиях при размещении средств компфонда у представителей Федеральной службы по финансовым рынкам ответ один – УК не банки, они изначально не гарантируют доходность, а управление «риск-доходность» осуществляется через инвестиционную декларацию самих СРО.

Как полагает ряд экспертов, в перспективе переход к сетевой структуре регулирования потребует такой консолидации ресурсов и возможностей всех ее участников, при которой средств компфонда, формируемых за счет взносов членов СРО, окажется уже недостаточно. И для того чтобы постоянно увеличивать его размеры, возникнет необходимость выстраивать механизмы привлечения ресурсов с национального и мирового рынков капитала.
К примеру, с рынка ценных бумаг, путем выпуска корпоративных бумаг или формирования залоговых инструментов на основе инвестиционных стандартов FT 146/SR 02-1-10 управления финансами.

Общее дело

Одним из базисов, на основе которого может произойти консолидация усилий саморегулирования и гос­регулирования, является борьба с коррупцией. Подписанный в середине апреля президентский указ «О На-
циональной стратегии противодействия коррупции на 2010–2011 гг.» предусматривает, что решать эту задачу власти должны «путем планомерного повышения правовой культуры населения, достижения максимальной прозрачности процедур предоставления государственных услуг, а также постоянной адресной профилактической работой во всех государственных и муниципальных органах и саморегулируемых организациях».

Таким образом, с одной стороны, государство намерено на равных следить за правомочностью исполняемых процедур как в госсекторе, так и в сегменте саморегулирования.

С другой – гражданское общество в лице СРО должно стать инструментом такого контроля. Однако эксперты скептически оценивают усилия власти решить проблему в условиях пробуксовки традиционных механизмов борьбы с коррупцией. Основанием для скепсиса вполне могут служить недавние международные скандалы с немецким автоконцерном Daimler и американским производителем персональных компьютеров Helwett-Packard, обнаружившие факты дачи взяток крупным отечественным чиновникам. При наличии четких, рассмотренных судебными органами США и Германии доказательств коррумпированности российских чиновников проявлена определенная пассивность власти и нежелание поставить точку в этом вопросе, вопреки общественным ожиданиям. Так что вместо борьбы с коррупцией пока проявляются лишь усилия государства по демонстрации этой борьбы.

Резюме

Как итог стоит отметить, что взаимоотношение СРО с государственными структурами является сегодня и тем более в перспективе важнейшим фактором устойчивости всей экономической системы страны. Системы саморегулирования и госрегулирования совершенно не противоречат друг другу, но их функции и сферы полномочий, безусловно, различаются. Основа гражданского общества – всегда диалог, договор, базирующийся на признании общих базовых ценностей. Саморегулирование – это не один из возможных инструментов достижения чего-либо, а базовый, основополагающий способ существования рынка и бизнеса. Надо полагать, у государства есть понимание этого постулата, а если у каких-то его представителей этого нет, надо надеяться, СРО
объяснят.

Точка зрения

Юлия Усова,
генеральный директор НП «СМАО»
:
– Для формирования согласованных решений и координации работы СРО оценщиков создан Национальный совет по оценочной деятельности, который получил статус национального объединения. За небольшой срок его работы есть позитивные наработки. В частности, разработана концепция стандартизации и проекты отдельных федеральных стандартов по направлениям оценки, ведется работа над кодексом этики и дисциплинарным кодексом, разрабатываются методические рекомендации как по конкретным видам оценки, так и по унификации процедур экспертизы отчетов об оценке, раскрытия информации, контрольных процедур.

Юрий Егоров,
директор по отраслевым программам Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»
:
– В тех отраслях, где нет специального законодательного регулирования, отсутствуют сложившиеся традиции постоянного взаимодействия с органами власти, которые уже имеются, например, в оценке или аудите. Поэтому таким отраслевым СРО надо одновременно решать все задачи, не только выполнять функции СРО, но и строить заново эти традиции работы и систему взаимоотношений с государством, своей отраслью и потребителями.

Максим Перов,
президент НП «Национальная гильдия градостроителей»
:
– Строительные организации обязали вступить в СРО, но при этом для организаций сферы градостроительного проектирования, выполняющих работы по территориальному планированию и градостроительному регулированию, такое обязательство отсутствует. Так, Градостроительный кодекс не содержит требований к качеству работ в области градостроительного проектирования, отсутствуют методические рекомендации, документы системы технического регулирования.
В градостроительной области нет союзов и ассоциаций, и государство не учитывает мнения отдельных проектных организаций, лидеров этой сферы, при разработке и реализации градостроительной политики, что приводит к плачевным последствиям при подготовке схем территориального планирования различных уровней, генеральных планов и других документов. В связи с этим необходимо обязательное требование членства градостроительных проектировщиков в СРО.

ДМИТРИЙ ЖЕЛТЯКОВ,
вице-президент НП «Аудиторская палата Санкт-Петербурга»
:
– Саморегулирование аудиторской деятельности переживает сложный этап. Обсуждение последних законодательных инициатив показало отсутствие продуманной государственной политики в области регулирования рынка аудиторских услуг. Более того, принимаемые законы не согласовываются с профессиональным сообществом – и в результате реализации последней законодательной инициативы может перестать существовать 70% аудиторов России.

СЕРГЕЙ ЛИТОВЧЕНКО,
исполнительный директор Ассоциации Менеджеров
:
– Формирование новых СРО, действующих по принципу добровольного объединения участников рынка, является не только сигналом готовности данного рынка к переходу на новую модель работы, но и показателем неэффективного государственного контроля качества производимых товаров или выполняемых услуг в определенных секторах экономики. Кроме того, в некоторых случаях это дополнительно сигнализирует о том, что ряд государственных функций в настоящее время избыточны. Необходимость поддержания качественного уровня и недопущения демпинга в профессии до определенной степени вынуждает самих участников рынка объединяться и вырабатывать стандарты и правила регулирования с перспективой перехода от добровольного членства в СРО к обязательному.

Автор: ОКСАНА ПЕРЕПЕЛИЦА

Копирование материалов данной статьи разрешается только при условии размещения активной гиперссылки на www.sroprof.ru.

 

Без флеша